Уйгурский форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Уйгурский форум » Мальчишник!!! » Публикации о древней истории центр. Азии


Публикации о древней истории центр. Азии

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Понемногу собираю интересные труды об истории древнего Турана. Часто пользуюсь сайтами http://turan.info и http://eurasica.ru

Добавляю одну из монографий:

БИБЛИОТЕКА САЙТА TATARICA
ISBN 5-85840-275-5

Абрар Гибадуллович Каримуллин
"Прототюрки и индейцы Америки. По следам одной гипотезы"
Москва "ИНСАН", 1995
 
Исследуется гипотеза происхождения индейцев Америки от древних тюркских племен по даннм лингвистики. Автор обнаруживает в Пушкинском доме в Ленинграде письмо американского ученого О.Ререига казанскому тюркологу И.Хальфину, датированное 1861г., и письмо миссионеру Н.И.Ильминскому, которые послужили толчком в его собственных исследованиях. Автор шаг за шагом прослеживает события того времени и продвигается в получении новых доказательств в правомерности этой невероятной на первый взгляд гипотезы...
 
 
Ни знание, ни мышление никогда не
начинают с полной истины - она их цель
А.И. Герцен

Однажды мне сказали, что в Пушкинском Доме в Ленинграде хранится письмо Н.И. Ильминского. Это сообщение заинтересовало меня, так как я тогда занимался историей восточного книгопечатания второй половины XIX века в России, к чему в определенной мере был причастен и этот человек.
До 60-х годов XIX века Н.И. Ильминский активно занимался изучением языков, литературы, культуры тюркских народов, издал под своей редакцией ряд памятников казахской, узбекской литературы, и другие сочинения восточных авторов, сотрудничал с татарскими просветителями К. Насыри, Г. Махмудовым, X. Фаизхановым [1]... Но, начиная с 60-х годов, в его деятельности происходит коренной перелом: от ученого-тюрколога он превращается в идеолога православного христианского миссионерства и весь его незаурядный талант и эрудиция направляются против светской культуры, а также просвещения татар, против демократической татарской книги.
Мне и раньше приходилось встречаться с эпистолярным наследием Ильминского, довольно широко представленным в архивах и библиотеках Казани, Москвы, Ленинграда, в которых содержится немало его высказываний о культуре татар, об их печати, которые не представлены в опубликованных его работах. Обнаружение его неизвестного письма могло дать новые сведения по интересующей меня проблеме и я с нетерпением ждал случая познакомиться с ним.
Вот я в Ленинграде. Набережная адмирала Макарова. Пушкинский Дом - Институт, русской литературы Академии наук СССР, где собраны богатейшие памятники русской культуры: рукописи и письма русских ученых, писателей, просветителей, древние рукописные книги...
По картотекам и каталогам ищу рукописи Н.И. Ильминского. И вот в 141 фонде рукописей под №73 архивного дела отмечено письмо Н.И. Ильминского некоему Отто Реригу. Выписываю, знакомлюсь с ним. Оказывается, что это письмо и другие документы в этом деле поступили сюда из Казани. В свое время они хранились у М.А. Васильева, известного казанского литератора, а ему попали от Н.Я. Агафонова, известного казанского библиографа, библиофила, собирателя старинных книг, документов, рукописей, который был редактором "Казанского биржевого листа", издателем газеты "Волжская камская газета", автором многочисленных статей о казанцах, о русских писателях, ученых[2]. Работал он и бухгалтером Казанского университета, с чем, несомненно, связано и то, что эти документы попали ему и были спасены от утери.
Как видно из карандашных пометок на листах рукописи, с ним свое время знакомился и выдающийся арабист академик И.Ю. Крачковский. Забегая вперед отмечу, что он в своих работах об этой рукописи не упоминает. Повидимому, причина в том, что, его, ученого-арабиста, эти материалы, не связанные напрямую с его областью исследований, не заинтересовали. Знакомство с делом показало, что оно не содержит каких либо новых сведений по интересующей меня теме - истории книжного дела. Но меня заинтересовало имеющееся в деле письмо Отто Рерига, адресованное татарскому ученому Ибрагиму Хальфину, да еще написанное из Америки, к тому же на татарском языке арабской графикой. С этим письмом связана и рукопись Ильминского.
Ибрагим Хальфин (1778-1829) - это выдающийся татарский ученый, просветитель, представитель известной династии Хальфиных, оставивший глубокий след в отечественной тюркологии. Его дед, Сагит Хальфин, был депутатом в комиссии по подготовке проекта Нового уложения (1767), предпринятого Екатериной II. По императорскому указу 1769 года он был назначен учителем татарского языка 1-й Казанской гимназии по подготовке чиновников, знающих восточные языки. Он был автором первого учебника для русских учебных заведений по татарскому языку, изданного в 1778 году в типографии Московского университета, большого двухтомного русско-татарского словаря... После кончины Сагита Хальфина его сын, Исхак Хальфин, заменил отца в 1-й Казанской гимназии по преподаванию восточных языков. Он известен как переводчик на татарский язык российского законоположения "Устав управы благочиния", "Учреждения о губерниях", вышедшие в конце XVIII века несколькими изданиями на татарском языке в Петербурге, в Азиатской типографии.
Сын Исхака Хальфина - Ибрагим Хальфин - также пошел по стопам деда и отца. С 1800 года он преподаватель татарского языка той же гимназии, а с открытием Казанского университета - лектор, затем адьюнкт-профессор университета. В период работы в университете Ибрагим Хальфин тесно общался с передовыми учеными университета, среди которых был и выдающийся русский востоковед X. Френ, у которого Ибрагим учился, знакомился с достижениями европейской ориенталистики, а X. Френ у Ибрагима Хальфина - тюркским языкам. Эта дружба ученых продолжалась и после отъезда X. Френа в Петербург. К тому периоду относится и издание в Казани ценного исторического памятника тюркских народов "Родословная тюрков" Абул-гази, подготовленного ими совместно, напечатанного под текстологической редакцией Ибрагима Хальфина. В литературе уже много раз писалось, что издание этого труда подняло русское востоковедение на новую ступень и получило высокую оценку европейских ученых. Ибрагиму Хальфину принадлежат и другие работы, в том числе "Азбука и грамматика татарского языка" (Казань, 1809), "Жизнь Джингис-хана и Аксак-Тимура, с присовокуплениями разных отрывков, до истории касающихся, кои все слова для обучающихся расположены по алфавиту" (1822). Эти его работы оставались единственными пособиями в течение десятилетий по изучению татарского языка в русских учебных заведениях, они же послужили образцами новых работ по грамматике татарского языка, написанных А.А. Троянским, М.И. Ивановым, А.К. Казем-беком, С. Кукляшевым и другими.
Исторические и языковедческие труды Ибрагима Хальфина получили широкую известность и среди европейских востоковедов: историков, лингвистов. Его труды привлекали внимание историков, тюркологов Франции, Германии, Англии как Сильвестра де Саси, А. Давиде, Парч, Шпулер, Чарльз Рей... Труды Ибрагима Хальфина широко использовал и немецкий историк Йозеф Гаммер-Пургештель в своих работах по истории тюркских народов, которого высоко ценили Карл Маркс, Фридрих Энгельс [3] и в этом смысле можно говорить, что имя Ибрагима Хальфина было известно и основоположникам "научного" коммунизма.
Итак, найденные в Пушкинском Доме документы являются еще одним штрихом к деятельности Ибрагима Хальфина, на этот раз свидетельствующем о том, что его труды были известны не только в Европе, но и за океаном. Этот факт уже сам по себе представляет интерес для истории культуры татарского народа как пример культурного взаимодействия.
Архивное дело начинается с письма Отто Рерига. Оно написано на почтовом бланке, где в верхней части листа типографическим способом отпечатан снимок города Филадельфии с птичьего полета. Отто Рериг пишет Ибрагиму Хальфину, что у него имеются две его книги, о которых мы упомянули выше, и изъявляет свое желание познакомиться с его новыми работами по татарскому языку. Далее он сообщает, что давно занимается изучением татарского языка, о своих работах по описанию и тюркских рукописей в библиотеках Парижа, о своем знакомстве с трудами известных тюркологов. Причину своего обращения Ибрагиму Хальфину О. Рериг объясняет тем, что у него возникла необходимость глубокого изучения истории татар, диалектов языка, географии их распространения, а также классификации тюркских языков, и поэтому он желает установить научные контакты и обмен новыми трудами по тюркологии. Письмо датировано 1861 годом. Ибрагима Хальфина тогда уже не было в живых. Как видно из текста письма, это было уже второе письмо О. Рерига И. Хальфину. Первое его письмо не сохранилось, но, видимо, и его содержание было именно такого же характера.
Письмо И. Хальфину было адресовано по месту его работы - в Казанский университет. Поскольку адресата не было уже среди живых, письмо, несомненно, попало Н.И. Ильминскому, который с 6 сентября 1861 года начал работать на только что вновь открытой при Казанском университете кафедре турецко-татарского языка. Видимо, этим и объясняется, почему не сохранилось первое письмо О. Рерига: написанное раньше 1861 года, когда при университете не было еще кафедры по восточным языкам после перевода восточного разряда в 1855 году в Петербургский университет. Поэтому тогда письмо, адресованное И. Хальфину, было некому отдать для ответа, и оно, видимо, затерялось, может попало в архив университета.
Эти документы представляют большую историческую ценность для тюркологов, как пример взаимодействия ученых того времени, а также для биографии Ибрагима Хальфина.
Если первое письмо осталось без ответа, то второе письмо Совет университета, когда открылась кафедра турецко-татарского языка, направил для ответа Н.И. Ильминскому. В ответном письме Ильминского содержатся интересные сведения как о нем самом, так и о письме О. Рерига, а также другие сведения, представляющие интерес для тюркологов. Письмо без подписи и даты: повидимому, перед нами отрывок оригинала письма, оставленного Ильминским для личного архива. Вскоре от О. Рерига поступает ответ Ильминскому, датированный 26 сентября 1863 года. Ответ написан на русском языке с добавлением на татарском арабским шрифтом.
Несмотря на предложение Рерига установить научные контакты, последнее его письмо осталось без ответа, поскольку интересы Ильминского были уже тогда далеки от тюркологии, который оставил возглавляемую кафедру университета и полностью окунулся в христианскую миссионерскую деятельность. К сожалению, неизвестно какие книги были посланы Ильминским Реригу и о каких тюркологах и что он писал.
Познакомился с этими документами и мое любопытство было удовлетворено: в них не было сведений по интересующей меня теме и на этом можно было успокоиться. Однако меня стал занимать вопрос - кто же этот Отто Рериг? В свое время я занимался библиографией татарского языкознания, знал практически все работы по тюркологии зарубежных ученых, но такой фамилии среди них не помнил. Кроме того, меня заинтересовало, откуда у хирурга, профессора медицины, интерес к тюркологии, да еще живущего в Америке, где нет ни тюркских народов, никакой школы тюркологии? Да еще и во время гражданской войны Севера Америки с Югом.
Начал искать сведения о личности О. Рерига, его печатных работах. В Публичной библиотеке им. К.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде наткнулся на его работу, посвященную сравнительному изучению татарского языка с финскими [4]. Значит, думал я, интересы О. Рерига к татарскому языку не случайны. Эта его работа была издана еще в 1845 году, в Париже. Да и письмо Ильминского говорило, что О. Рериг был известен в мире востоковедения не только Европы, но и в России. Я обратился ко всевозможным, хранящимся в библиотеках Казани, Москвы, Ленинграда отечественным и зарубежным энциклопедиям, и другого рода справочной литературе, но они не прибавили ничего нового о О. Рериге. Единственное упоминание о нем встретилось в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, где в статье, посвященной языку индейцев Америки, упоминалось его имя. Может быть, я не заметил, что-то упустил в этих справочниках? Поэтому обратился в справочные отделы библиотек М.Е. Салтыкова-Щедрина, Государственную библиотеку СССР им.В.И. Ленина, Государственную библиотеку иностранной литературы, в библиотеку Академии наук СССР, но ответы оказались неутешительными.
Что делать? Единственный выход - обратиться к центрам библиографии Америки. И вот на мой запрос поступает ответ из библиотеки Конгресса США, подписанный директором Паулом Л. Горецким, которому приношу искреннюю благодарность за помощь. К ответу Горецкого была приложена ксерокопия страницы американского справочника "Кто был кто в Америке в 1897-1942 гг.", где приведены краткие сведения об Отто Рериге. Оказалось, что его полное имя Фредерих Льюис Отто Рериг, родился он 19 июня 1819 года в Галле, в Пруссии. Получил образование в Галльском, Лейпцигском, Парижском университетах по медицине и филологии, специализировался по восточным языкам.
В целях совершенствования своих знаний по восточным языкам в 1841 году согласился поехать в Турцию в качестве атташе при прусском посольстве. С 1849 года - профессор колледжа во Франции, с 1851 года - лектор королевской восточной академии Франции. Затем он уезжает в Америку, где с 1853 года работает заместителем директора Асторской библиотеки Нью-Йорка, с 1858 года - профессор медицины и терапии медицинского колледжа Филадельфии, в 1861-1867 годах - военный хирург в армейских военных госпиталях, с 1868 года - директор правительственной медицинской библиотеки Вашингтона. А с 1869 года полностью переключается на ориенталистику. В 1869-1885 годах - профессор санскритского и живых восточных языков в Корнелльском университете, в 1869 году по совместительству работает директором Нью-Йоркского бюро по обучению иностранным языкам, лектором семитских и живых восточных языков в Станфордском университете, а с 1895 года и в других должностях. Скончался он в 1908 году в возрасте 89 лет в Калифорнии, в местечке Пасадина [5].
Все эти факты еще раз подтвердили, что Отто Рериг был не случайным человеком в ориенталистике, что его обращение к Ибрагиму Хальфину были вызваны глубокой научной необходимостью.
В приведенном П.Л. Горецким ответе есть и перечень книжных изданий О. Рерига, имеющихся в библиотеке Конгресса, среди которых, кроме упомянутой выше его работы, изданной в 1841 году в Париже, перечислены еще пять его книжных публикаций, изданных уже в Америке. Эти работы - учебники английского и немецкого языков [6], каталог книг о языке, литературе народов Азии, Африки, Океании, хранящихся в Асторской библиотеке Нью-Йорка [7]. А остальные две книги - о языке индейцев сиу [8] и по тюркским языкам [9], которые и заинтересовали нас.
Зная точно название работ О. Рерига, я снова обратился к крупнейшим библиотекам Москвы, Ленинграда. К сожалению, на мои запросы ответ был одинаков: "Нет в библиотеке".
Однажды, работая в публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, я решил выписать эти издания на авось, без шифров, поскольку здесь принимаются заявки на старые издания без указания шифра - адреса хранения книги в библиотеке. И вот, на один из запросов, а именно, на работу о языке индейцев сиу на 19 страницах, мне подали толстый фолиант, страниц на восемьсот, представляющий Ежегодник о проделанных экспедициями института Смитсона работ в 1871 году [10] по изучению природных ресурсов Америки. Естественно, подумал я, что ошиблись библиотечные работники, и вместо тоненькой брошюры [11], подали фолиант, название которого даже не напоминает выписанной работы. Книгу, которая представляла собой отчет института, посвященный описанию флоры и фауны, и включала также отчеты геологических экспедиций, можно было сдать уже после ознакомления с ее титульным листом. Тем не менее, ради любопытства, перелистываю книгу и вот, на 435 странице вижу имя О. Рерига и его работу об языке индейцев сиу. Ну, ладно, думаю, значит О. Рериг интересовался не только тюркскими языками, но и языками индейцев Америки. На этом можно было и успокоиться.
О. Рериг знал много языков - латинский, древнегреческий, немецкий, французский, английский, арабский, персидский, турецкий, читал и на других тюркских языках, знал и угрофинские языки. Как видно из его письма Н.И.Ильминскому, он в определенной степени выучил и русский язык. Будучи таким полиглотом, а также языковедом, живя в Америке, встретившись с индейцами, он, естественно, должен был поинтересоваться и их языком. Вот так думал я, все логично, можно вернуть книгу - меня язык индейцев сиу не интересовал. Тем не менее продолжил знакомиться с этой работой, и вижу: Рериг сравнивает язык индейцев с тюркскими - вот этого я не ожидал! Тут же я, как говорится, от корки до корки с величайшим интересом, новым видением прочитал всю работу, снова перечитал, снова...
Поскольку это наблюдение О. Рерига представляет огромный интерес не только для тюркологии, не только для общей филологии, но и для истории происхождения индейцев, заселения Америки, да и для истории других народов, остановимся более подробно на этой работе.
В начале своей статьи О. Рериг пишет, что увлечения разными языками, наречиями разных групп привело его к необходимости сравнения их между собой, к их классификации на основе сходства на различных уровнях: лексики, фонетики, морфологии, синтаксиса. Его особенно поразило, что язык индейцев сиу стоит особняком среди языков североамериканских индейцев, аборигенов в отношении народов, поселившихся здесь после открытия Америки в XVI веке. Вот это и натолкнуло его к поискам тех языков, которые были близкими языку сиу. На основе тщательного сравнения лексики Отто Рериг приходить к заключению, что "наречие сиу или дакота может быть отнесено к Урало-Алтайскому семейству языков, которое охватывает очень широкие районы и носители его расселились на обширной территории и представлены многочисленными ответвлениями народов Восточной Европы, Сибири и Средней Азии, некоторые его ответвления встречаются даже в сердце Европы - это венгры, сюда же входят многочисленные и широко распространенные наречия финно-угорской группы. Некоторые характерные черты строя Урало-алтайской группы языков нашли, несомненно, явный отпечаток и в языке сиу". По его словам, эти сходства "прямо поразительны". Эти сходства О. Рериг видит в синтаксическом тождестве этих языков. Далее он говорит, что такие же сходства наблюдаются в морфологии языка сиу и урало-алтайских языках. Те и другие языки агглюнативные, они не имеет предлогов. Феноменальным сходством между ними О. Рериг считает форму образования превосходной степени прилагательных путем своеобразного повтора слов, что "свойственно лишь урало-алтайскому семейству, особенно тюркским языкам", что "такие же формы, к нашему величайшему удивлению, существуют в языке индейцев сиу", которые выражают внешнее качество предметов и явлений". Так, "sap-sapa" (очень черный), "сеm-сера" (очень красивый) в языке сиу по форме образования тождественны с тюркскими "кап-кара" (очень черный), "чип-чибэр" (очень красивый), "сап-сары" (очень желтый), "ап-ак" (очень белый) и т.д.
Далее эти сходства О. Рериг видит и в фонетике: и тюркские и язык сиу подчиняются ...
________________________________________
дальше будет

Отредактировано kalpa (2013-05-02 20:52:25)

0

2

на сайте Eurasica.ru:

Уйгурский Каганат (605-861 н.в.)

Выделился из Тюркского каганата

Династия Йологэ

605 - 616 Шигянь-сычинь

616 - 629 Тэчин

629 - 645 Пуса

1-й Уйгурский каганат

В 646 - 681 вассалы Китая (с 647 титул каганов)

646 - 648 Тумиду

648 - 656 Угэ-каган

656 - 662 Бисуду-каган

662 - 681 Баз-каган

681 Писуту

В 681 - 747 вассалы Тюркского каганата

681 - 715 Тогучи

715-719 Итыбег

719 - 727 Чэн-цзун

727 - 742 Хошу

2-й Уйгурский каганат

Династия Яглакар

742 - 747 Пэйло

747 Тай Бильге-каган

747 - 759 Моянчур Элетмиш

759 - 780 Идигянь Тенгри

780 - 789 Дуньмага

789 - 790 Долосы Айдынлык

790 - 794 Пангуань

795 Ачжо Фын-чен

Эдизская династия

795 - 805 Кутлуг

805 - 808 Кюлюг-Бильге-каган

808 - 821 Бао-и-каган

821 - 824 Чин-дэ-каган

824 - 832 Чжоа-ли-каган

832 - 839 Ху-дэлэ

839 - 840 Кэси-тегин-каган

840 - 846 Уге-тегин-каган

846 - 847 Энянь-дэлэ

847 - 856 Панле-тегин-каган

856 - 861 Менли-хан

Распался


Уйгуры были одним из древнейших тюркоязычных племенных союзов Центральной Азии. Как и тюрки, они генетически связаны гуннскими государствами. В 605 г., после предательского избиения западнотюркским Каганом нескольких сот вождей огузов, уйгурский вождь, принявший титул иркин, увел часть племен в Северную Монголию, где они создали обособленную группу огузов, получившую в китайских источниках название "девять племен". В 40-х годах VII в лидерство внутри объединения токуз-огузов окончательно утвердилось за уйгурами, точнее, за группой из десяти уйгурских племен во главе с племенем яглакар. Вождь токуз-огузов уйгурский эльтебер Тумиду около 647 г. создал свое государство на севере Монголии, со ставкой на р. Тола. В 744-745 гг. объединенные силы уйгуров, басмылов и карлуков, как говорилось выше, сокрушили Второй тюркский каганат. В 746-747 гг. уйгуры нанесли военное поражение своим союзникам и подчинили басмылов. Карлуки по большей части бежали в Семиречье и Джунгарию, где впоследствии (766 г.) они заняли первенствующее положение среди западнотюркских племен. Образовавшийся Уйгурский каганат стал важной политической силой в Центральной Азии. В первом десятилетии IX в. главным врагом Уйгурского каганата стали енисейские кыргызы. Долгое время война шла за Туву, где уйгуры создали передовую линию укреплений. После 820 г. кыргызский правитель, именуемый китайскими источниками Ажо, начал войну с уйгурскими каганами за власть в Монголии. Междоусобицы в Ордубалыке способствовали его успехам. В 840 г., объединив усилия с мятежным уйгурским полководцем Кюлюг бага-тарканом, Ажо взял уйгурскую столицу Ордубалык. Уйгурский каган пал в сражении.

Виталий Салькун
--..._of_Uigurts.htm

0


Вы здесь » Уйгурский форум » Мальчишник!!! » Публикации о древней истории центр. Азии